Михаэль Агафонов
Звезды
Не новости
Хьюго Уивинг: «Без технологий мы были счастливее»

Знаю, что вы сейчас находитесь в командировке в Лондоне: там же обитает ваш герой. А в реальности вам удалось пожить в Лондоне?

В какой-то степени. Я уехал из Англии в 16 лет, правда большую часть времени я прожил на западе страны. Но незадолго до переезда я успел пожить в южном пригороде Лондона. Так что в городе я бывал частенько.

Лондон — весьма необычное и неизменно интригующее место. Когда я был подростком, он всегда был центром моей воображаемой вселенной. Вообще я рос по всему миру, но мои родители — англичане. Считайте, что Лондон у меня в крови.

Вам нравится та версия Лондона будущего, в которой живет ваш герой: город, который представляет собой гигантский постоянно передвигающийся механизм?

Это то, каким Лондон представил Филип Рив. Он напророчил, что Лондон превратится в эдакий город на колесах, чтобы избежать геологических проблем и вулканической угрозы. Предыстории всего этого посвящен его роман-приквел «Traction city». Идея тут простая: замер значит умер. Вот город и постоянно движется.

На мой взгляд, наш художественный отдел поработал на славу. Ты сразу понимаешь, что действие происходит в Лондоне: тут тебе и узнаваемые столбы, и полицейские, и метро.

Интервью

Ляйсан Утяшева: «Моя „медаль“ — болт, который стоял у меня в стопе»

Интервью

Мария Погребняк — строгая мама и послушная жена: откровенное интервью о семье

Как бы вы описали своего персонажа? И насколько комфортно он бы чувствовал себя рядом с вашими уже ставшими классическими образами?

Вы удивитесь, но по мне Валентайн — настоящий герой-романтик. В то же время это весьма упрямый человек, который твердо убежден в своей правоте. Его можно понять: он живет в век войны, эпоху хищных городов. Его мир умирает, и он понимает это как никто другой. И решает, что ждать перемен больше нельзя: нужно начать менять мир самостоятельно.

Он харизматичен, любит рисковать, очень умен и авантюрен. Все это делает его аусайдером в Лондоне, поэтому ему приходится идти на крайние меры, чтобы добиться своего. Он — классическая «правая рука»: таких мы не раз встречали в классической литературе. Многие назовут его злодеем, но мне это определение кажется недостаточно емким для настолько сложного персонажа.

Трудно сказать, похож ли он на других моих героев. Я сыграл столько разнообразных ролей, и в кино, и в театре, и на телевидении, что тут очень трудно делать какие-либо обобщения.

И все же многие зрителя увидят в вашем герое именно злодея. И если затронуть тему отрицательных персонажей в кинематографе, то их условно можно разделить на два типа: тех, чью печальную предысторию мы знаем, и тех, кто действует по неведомой нам воле. Согласны ли вы, что больше пугают как раз последние?

Возможно. Тут все зависит от стиля картины. Если вы вообще ничего не знаете о персонаже, который вот-вот натворит что-то ужасающее, то можно сразу сказать: «да, передо мной злодей». И когда ты не понимаешь, что движет этим героем, это пугает до глубины души.

Я соглашусь с тем, что человек, о котором ты ничего не знаешь, может всерьез испугать. На этом же принципе построена вся пропаганда. Если ты ничего не знаешь о тех, кто живет за пределами твоей страны, ты не воспринимаешь их как людей. Чужака легко демонизировать, считать угрозой. Но чем больше ты узнаешь о чужих людях, тем человечнее они становятся в твоих глазах, тем больше ты узнаешь в них себя. И начинаешь понимать, почему они ведут себя так, а не как-то иначе.

И кинематографист должен сам обозначить свои цели и понять, хочет ли он раскрывать предысторию своего персонажа или сохранить ее в тайне. В случае с Валентайном, нам было важно уже в начале картины показать его романтическую сторону. Мы видим, что он любит свою дочь, его глубоко уважает Том (герой Роберта Шиэна — прим. автора), он умен и умеет расположить к себе.

Но в то же время он пытается убить Хестер, главную героиню, что сразу дает понять, что он совсем не так добр, как мы могли подумать. В течение фильма мы узнаем больше о его прошлом, но не слишком много. Лично для себя я решил, что он скорее всего был сиротой и провел юность на свалках. Вырос на улице, путешествовал по нищим городам и в итоге оказался в Лондоне.

Хьюго Уивинг: «Без технологий мы были счастливее»

Ваш герой также профессиональный археолог. Вы сами когда-нибудь участвовали в раскопках? Или, может быть, любите прогуливаться по антикварным магазинам?

Еще в школе моим любимым предметом была история. На археологические раскопки я так и не попал, но бывал во многих исторически значимых местах. Меня всегда тянет в такие места и всегда интересует, как история вечно повторяет саму себя. Мы, люди, любим цикличность: проживаем по кругу один и тот же набор из войн, революций и затишья. По сути это все один бесконечный цикл. И вот это безумно интересно.

Кстати хочу отметить, что в контексте «Хроник хищных городов» слово «археолог» подразумевает скорее то, что мой герой в прямом смысле слова копается в горах мусора, чтобы найти полезные вещи из прошлого и восстановить утерянные технологии. Это хороший повод задуматься, что мы частенько принимаем технологический прогресс как должное. А герои картины лишились знания о том, какими технологиями обладал наш мир. И теперь они ищут в прошлом подходящие инструменты для спасения будущего.

Это действительно интересная концепция: человечество, которое лишилось телефонов, планшетов и интернета. Вы мечтаете, чтобы такое однажды случилось в реальном мире? Смогли бы прожить в мире без технологий?

Безусловно. Я вообще в какой-то степени луддит и не особо доверяю современным технологиям. Ведь многие из них просто помогают нам по‑новому делать то, что мы уже умеем. Часто это просто новый способ потратить наши деньги, и не более того. Далеко не все эти технологии действительно полезны.

Я часто задаюсь вопросом, не были ли мы счастливее, когда мы общались напрямую, а не через всевозможные устройства. Когда можно было просто поболтать на фоне красивого пейзажа, съесть что-то вкусное, подышать свежим воздухом… Лично меня тянет вот к таким, казалось бы, простейшим вещам: все время хочу сбежать к ним из нашего одержимого технологиями современного общества. По мне, так все это приводит к одной только массовой тревоге.

К слову об общении. У вас на площадке было сразу две юные многообещающие актрисы. Лейла Джордж сыграла вашу дочь, а Гера Хилмар — заклятого врага. Как вам сработалось с молодыми дарованиями?

Вообще для моего героя они обе как дочери. Лейла из Австралии, но живет в Лос-Анджелесе. Я очень давно знаю ее мать, поэтому было особенно приятно поработать с ней. Она в киноиндустрии еще совсем «зеленая», но нам легко удалось изобразить на экране отца и дочь, которые вроде очень близки, но далеко не все друг о друге знают.

Гера — прекрасная исландская актриса, живущая в Лондоне. С ней мы тоже отлично сработались. Если фильм хорошо соберет, то все они, безусловно, вернутся в продолжении. Но вы и так еще о них услышите, помяните мое слово.

А вы кстати не думали встать по ту сторону камеры и срежиссировать, например, сиквел «Хроник хищных городов»?

Нет, снимать продолжение этого фильма я бы не хотел. Но вообще о режиссуре я размышлял. Но это точно будет что-то по моему собственному сценарию.

Интересно…Хочу знать все, что происходит в жизни звезд.

ОК

Я соглашаюсь с правилами сайта

Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.

Источник: cosmo.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

шестнадцать + 13 =